21 августа 2014

Максим Кронгауз, "Русский язык на грани нервного срыва"

Где-то полгода назад у меня был на редактировании очередной сборник статей, в котором была статья одного уважаемого преподавателя по русскому языку. В статье он сокрушался  о том, что русский язык скорее мертв, чем жив, что его заселяют иностранные слова, что молодежь вместо всего богатства  использует всего пару слов для выражения своих мыслей: «клёво» и «отстой».

Каждый раз, когда сталкиваюсь с такой точкой зрения, мне прямо-таки хочется поспорить. Во-первых, давайте не путать разговорный и литературный русские языки, во-вторых, язык, как почти органическое образование, должно развиваться в соответствии с обстоятельствами. Наконец, если брать этимологический словарь и проверять каждое слово, то можно прийти в ужас от того, сколько же в нашем языке заимствований, которые мы уже даже не замечаем.

Похожую точку зрения я встретила неожиданно, когда решала пробный вариант ЕГЭ по русскому в поддержку школьников. На анализ был дан текст предисловия из книги «Русский язык на грани нервного срыва»  Максима Кронгауза, который, собственно, и показался мне любопытным.

Если смотреть на книгу в целом, то читать ее было интересно, особенно последний раздел о правке языка. Именно проблемы, поднятые в нем, показались мне наиболее актуальными и достойными обсуждения (например, вопросы лингвистической экспертизы, которая стала очень популярна). Улыбку вызвало и то, что в книге засветился ульяновский памятник букве «Ё».

Однако, части о заимствованиях мне показались скучными. Держась как будто некой дуальной позиции (лингвиста и просто абстрактного носителя языка), автор все же со скрытым презрением тонко критикует названия современных профессий: «мерчендайзер», «супервайзер», «брэндменеджер». Этим словам посвящается не одна глава. Для меня единственная проблема для лингвистики здесь — это орфография: пока этих слов нет в словаре, не известно, как правильно написать «ивент-менеджер» или «эвент-менеджер» (или «эвентменеджер»).

Книги об изменениях в языке устаревают очень быстро. Даже если учесть то, что это новое издание, в нем чуть ли не отдельная глава посвящена такому компьютерному сленгу, многие слова которого ушли из активного словарного запаса еще лет 5-7 назад. А все потому, что язык меняется очень быстро, хоть Кронгауз и утверждает обратное. Процесс этот ускоряется с помощью интернета. Вспомните тот же «олбанский» язык — он был невероятно популярен, но вот спустя 7 лет о нем остались одни воспоминания.

На самом деле идея наблюдения за языком, описанная в книге, мне очень понравилась. Правда, мне не хватает широты кругозора, чтобы понять, действительно ли произошло изменение в языке или оно произошло исключительно со мной. Например, в школе в моей компании было популярно слово «палить» в значении «быстро посмотреть» («не пали» = не подсматривай,  «пальни, правильно?» = посмотри, правильно?). После школы такого значения у этого слова я почти не встречала. И вот вопрос: слово перестало использоваться или я вышла из того возраста, сменила круг общения или просто филологическое образование неким образом стерло из моего словарного запаса такие слова? Или другой вопрос: было ли это слово вообще популярно за пределами моей школы?

О языке рассуждать я люблю, ведь это не что иное, как отражение окружающей действительности. С изменением языка можно заметить массу изменений в нашей жизни, причем во всех сферах. Еще пример. Рискну предположить, что если спросить у людей возраста 15-25 лет об отличиях плуга и сохи, вряд ли ответят хотя бы 20% опрошенных. Тут можно сделать много выводов: хотя бы о том, что происходит автоматизация земледелия и урбанизация населения.

Вот и Кронгауз, показывая  «темные стороны» современного русского языка, однако, сообщает: «Слухи о скорой смерти русского языка сильно преувеличены», гранью нервного срыва его состояние назвать никак нельзя. Язык адаптируется к жизни, и драму из этого делать не стоит.

2 комментария:

  1. ещё используется :D по крайней мере, в универе перед экзаменами фразу "не спалиться бы" часто можно услышать))
    после отзыва никак не могу определиться: стоит ли эту книгу читать человеку, крайне далёкому от лингвистики и филологии, а тем более, если уже 2 года назад многие упоминаемые слова устарели?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Начнем с того, что лингвистом быть не обязательно, книга достаточно популярным языком написана, а вот проблемы с актуальностью, да, имеются) Так-то любопытного в книге много, а неинтересные моменты можно будет безболезненно пропустить.

      Удалить

Писатели

Алекс Гарленд Алекс Экслер Альбер Камю Артур Хейли Вероника Рот Виталий Бианки Джером Сэлинджер Джоан Роулинг Джон Грин Джон Стейнбек Джордж Оруэлл Диана Уинн Джонс Доди Смит Дуглас Адамс Жюль Верн Итало Кальвино Карл Саган Карлос Руис Сафон Кевин Митник Кэндзиро Хайтани Кэт Кларк Кэтрин Стокетт Лоис Лоури Луиза Мэй Олкотт Майя ван Вейдженен Максим Кронгауз Марджери Уильямс Маркус Зусак Николас Дрейсон Нил Гейман Олаф Стэплдон Олдос Хаксли Орсон Кард Оскар Уайльд Павел Санаев Питер Бигл Ричард Адамс Ричард Фейнман Роберт Хайнлайн Робертсон Дэвис Робин Слоан Робин Хобб Роджер Желязны Рэй Брэдбери Рэйнбоу Ровелл Рэндалл Манро Станислав Лем Стивен Кинг Стивен Фрай Стивен Хокинг Стивен Чбоски Сью Монк Кид Сэмюэль Беккет Тед Чан Томас Мор Тэд Уильямс Уильям Гибсон Уильям Зинсер Федор Достоевский Филип Дик Фрэнсис Бернетт Фрэнсис Скотт Фицджеральд Харпер Ли Чак Паланик Чарльз Диккенс Чарльз Ю Шарлотта Бронте Шарлотта Роган Эдвин Эбботт Элвин Брукс Уайт Элеанор Каттон Эмили Бронте Энн Леки Эрин Моргенштерн Эрнест Клайн Янн Мартел