09 сентября 2016

Энн Леки, "Слуги правосудия"

Вы когда-нибудь играли в EVE Online? Это MMORPG, действие которой происходит в космическом пространстве. Есть там фракция — Империя Амарр: обширная, тоталитарная и религиозная. Именно ее я вспоминала, когда читала об Империи Радча из романа Энн Леки. Радч захватывает мир за миром, покоряет жителей и нарекает их своими гражданами, навязывая культуру. Император правит уже тысячи лет благодаря множеству генетически идентичных тел, связанных между собой. Ее орудия — космические корабли. Маленькие и быстрые «Милосердия», боевые «Мечи» и огромные «Справедливости».

Корабли, естественно, наделены искусственным интеллектом, а еще — эмоциями и чувствами. И вспомогательными компонентами, сделанными из тел пленников аннексированных планет. Главная героиня как раз корабль, «Справедливость Торена».

Роман этот интересен по многим параметрам. Я на него обратила внимание, когда он оказался обладателем премий Hugo и Nebula в 2014 году. Эти две премии обычно хорошо укладываются в мои литературные вкусы, поэтому книга оказалась в Списке для чтения. Тогда о ней почему-то говорили как о произведении, где все персонажи — женщины. Но это не так. Это книга, где есть любопытная лингвистическая игра, а я такие штуки просто обожаю.

Язык Радча, на котором думает главная героиня, не имеет категории рода. То есть про всех говорится — «она», и про женщин, и про мужчин. А учитывая, что гендерная дифференциация совершенно не развита, разницы между мужчинами и женщинам, за исключением биологических особенностей, нет. Они могут носить одинаковую одежду, прическу, занимать любые должности, выполнять одинаковую по сложности работу.

И вот возникает вопрос, который меня интересует очень и очень давно: сознание определяет язык или наоборот? Мой родной язык, русский, имеет целых три рода и строгую лингвистическую гендерную идентификацию. То есть я вижу слово «она» и представляю женщину. Но тут так не получится, любой из персонажей может оказаться любого пола, и жутко интересно наблюдать как пытается подстроиться под это твое восприятие. Кстати, с русским даже интересней, чем с английским: у нас по родам изменяются глаголы, прилагательные, причастия, числительные.

Здесь нужно отдельно сказать о русском издании (Фантастика Книжный Клуб, 2015). Оформление мне нравится гораздо больше оригинального, отличная иллюстрация на обложке, приятная верстка, но... Но все испортил переводчик Валерий Лушников, допустив две больших ошибки. Мне интересно, как переводчик читает книгу? Старается ли он уловить смысл или действует исключительно механически? Первая ошибка — название. В оригинале Ancillary Justice намекает на главную героиню: она вспомогательная часть (ancillary) корабля «Справедливость» (Justice). Именно слово «справедливость» выбрал переводчик для текста, поэтому «правосудие» из заголовка оказалось оторванным от мира произведения. Как, впрочем, и «слуги» — для них Лушников придумал термин «вспомогательный компонент», и это сбивает с толку. Конечно, переводчик стремился передать метафору, даже некоторую иронию того, что «слугами правосудия» можно назвать не только корабли, но и Лорда Радча или лейтенанта Оун, например, но все же получилось однобоко. 

Но это я бы с легкостью простила, если бы не вторая ошибка: игру Энн Леки в тонкости категории рода языка Радча поддержать совсем не удалось. Это меня раздражало, под конец я уже сама начала ставить местоимение «она» и склонять глаголы в женском роде там, где это забывал переводчик. В середине произведения один из персонажей вдруг заговорил о себе в мужском роде только потому, что мы, читатели, теперь знаем, что это мужчина! С чего бы это, непонятно — он все еще говорит на том же языке, где мужского рода быть не может. 

Эх, понимаю, что звучит занудно, но промолчать не могла, ведь книга мне очень понравилась, хотелось бы, чтобы и те, кто над ней работали, могли ее оценить по достоинству. Это нечто совершенно другое, абсолютно новая фантастика, умная, серьезная, без дивергентовских соплей, зато с любящим петь космическим кораблем в главной роли.

Иллюстрация художника Lauren Saint-Onge для ограниченного тиража от издательства Subterranean Press
И да, продолжения прочитать мне хочется, хотя этот роман вполне самостоятелен сам по себе.

2 комментария:

  1. Очень люблю всякие языковые игры, хотя всегда задумываюсь, насколько переводчику удалось их передать и, вообще, может все те прелести, которыми я восхищаюсь - как раз и есть его заслуга? Особенно это касается языков, которыми я не владею (а это почти все языки планеты:) и, даже узнав оригинальное название, например, не могу понять адекватности его перевода. Поющий космический корабль - это должно быть здорово, во всяком случае, привлекает:)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. В XX веке было написано так много фантастики, что в XXI сложно придумать какой-то свежий ход, а тут пара таких есть. А вы фантастику любите?)

      Удалить

Писатели

Алекс Гарленд Алекс Экслер Альбер Камю Артур Хейли Артуро Перес-Реверте Вероника Рот Виталий Бианки Джером Сэлинджер Джоан Роулинг Джон Грин Джон Стейнбек Джордж Оруэлл Диана Уинн Джонс Доди Смит Дуглас Адамс Дэйв Эггерс Жюль Верн Итало Кальвино Карл Саган Карлос Руис Сафон Кевин Митник Кори Доктороу Кэндзиро Хайтани Кэт Кларк Кэтрин Стокетт Лоис Лоури Луиза Мэй Олкотт Майя ван Вейдженен Максим Кронгауз Марджери Уильямс Маркус Зусак Николас Дрейсон Нил Гейман Олаф Стэплдон Олдос Хаксли Орсон Кард Оскар Уайльд Павел Санаев Питер Бигл Питер Уоттс Ричард Адамс Ричард Фейнман Роберт Хайнлайн Робертсон Дэвис Робин Слоан Робин Хобб Роджер Желязны Рэй Брэдбери Рэйнбоу Ровелл Рэндалл Манро Станислав Лем Стивен Кинг Стивен Фрай Стивен Хокинг Стивен Чбоски Сью Монк Кид Сэмюэль Беккет Тед Чан Томас Мор Тэд Уильямс Уильям Гибсон Уильям Зинсер Умберто Эко Федор Достоевский Филип Дик Фрэнсис Бернетт Фрэнсис Скотт Фицджеральд Харпер Ли Чак Паланик Чарльз Диккенс Чарльз Ю Шарлотта Бронте Шарлотта Роган Эдвин Эбботт Элвин Брукс Уайт Элеанор Каттон Эмили Бронте Энн Леки Эрин Моргенштерн Эрнест Клайн Янн Мартел