10 июля 2017

Умберто Эко, "Имя розы" || Средневековый Шерлок Холмс в поисках истины

Чуть не в каждом отзыве на «Ложную слепоту» я встречала мнение, что это уж очень сложная книга. При чтении мне так не показалось, но только взявшись за «Имя розы», я поняла, почему: дело в контексте, в читательском бэкграунде. Я привыкла читать научную фантастику, поэтому все то, что у Питера Уоттса мне было незнакомо, вызывало не сложности, а интерес. А вот с детективами в средневековом стиле я встречаюсь впервые, кроме того, сама история Европы тех времен не входит в топ моих интересов, поэтому «Имя розы» начиналась для меня невероятно сложно. Я бы даже ее бросила на первых страницах, если бы не два момента. 

Первый — я пообещала себе прочитать этот роман во время курса зарубежной литературы в университете. Из-за насыщенной программы не успела это сделать вовремя, но книгой и ее автором заинтересовалась. А второй момент — сам автор и его мастерство. Умберто Эко умело манипулирует восприятием читателя, совмещая свою философию с насыщенным повествованием. Я поддалась его приемам.

Эко, как человек, глубоко изучавший семиотику, механизмы взаимодействия автора и читателя через текст, не мог не посвятить первый роман книгам. В центре его повествования — таинственная библиотека аббатства и загадочная книга, начиненная такими сведениями, за которые несколько человек отдают свои жизни. Автор много размышляет о том, должно ли знание быть доступно. Библиотека в романе, полная редчайших книг со всего мира, представляет собой жуткий лабиринт, где ориентируется только его величество Библиотекарь, хранитель тайн, и только он решает, выдать вам желанную книгу или нет. Правда, звучит несправедливо? 

В принципе общий замысел писателя я вижу так. Эко хотел изложить свои мысли насчет некоторых аспектов теологии и философии, но для привлечения читателей добавил развлекательную составляющую в виде распутывания дела об убийствах в средневековом монастыре. Главным героем он делает молодого послушника, Адсона, который является в большей степени наблюдателем событий романа, чем участником. Таким образом, автор как бы говорит: «Мысли не мои, я просто их записал». Когда на самом деле свои мысли он вкладывает в речи учителя послушника, Вильгельма, чьи прогрессивные взгляды весьма специфичны для мрачного средневековья. 

Возвращаясь к мастерству писателя. К построению своего романа он подходит исключительно с научным расчетом, хоть смогла я это оценить только после тяжелейшего начала и нескончаемых описаний всего подряд. Мне понравилось, как Эко тасует экшен и размышления «о вечном», как разбрасывает подсказки Вильгельму и нам, читателям. Видно, что этот человек обладает колоссальными знаниями, раз так легко ими орудует. 

И еще отдельно хочу написать о любви автора к книгам. Эту любовь можно ощутить по той теплоте и трепету, с которой описана библиотека. Или ощущения, известные каждому читателю. Например, мистическое предположение, что книги говорят между собой, что, тем временем, так и есть! Из романа в роман я вижу, как перекликаются идеи и мысли писателей, живших в разные эпохи, в разных странах, они как будто и правда общаются между собой, спорят, соглашаются. Другой пример: то, как Адсон узнает в каждой книге себя и как с ужасом понимает, что все написанное — о нем! Это ведь вполне естественное чувство — когда что-то внутри отзывается на читаемую книгу. 

Хоть эта книга не станет моей любимой, контекст ее так просто не отпускает. Я даже полистала «Заметки на полях «Имени розы», чтобы чуть лучше понять замысел автора. Особенно меня интересовали смысл названия и загадочная латинская фраза в конце. Что это значит? Откуда взялась эта роза? Оказалось, что у автора весьма специфичный (и опять-таки, научный) взгляд на названия художественных произведений. 

Он говорит, что идеальное название не должно приковывать внимание читателя к чему-то конкретному. Оно должно запутать своей абстракцией. Эко утверждает, что роза была выбрана как раз за глубокий символизм, пропитанный веками, и даже приводит несколько этих самых символов. А также рассказывает, откуда взялась та фраза: Stat rosa pristina nomine, nomina nuda tenemus (Роза при имени прежнем — с нагими мы впредь именами). Это немного перекроенная цитата поэта XII века Бернарда Морланского, который в одной своей поэме рассуждает о том, что мир уже не тот™. И в конце говорит (позволю себе очень вольно истолковать), что от прежней розы осталось лишь название. Связь этого толкования с романом Умберто Эко оставляет определить самому читателю, не желая становиться между ним и текстом.

2 комментария:

  1. Оочень люблю У. Эко. "Имя розы" - наверное, как и для многих, стал для меня первым, прочитанным у него романом. Я потом даже несколько курсовых написала, вдохновившись вопросами, поднимаемыми Эко:)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, помню ваш пост про писателей-преподавателей) Даже по одному роману видно, какой невероятной эрудицией обладает автор.

      Удалить

Писатели

Алекс Гарленд Алекс Экслер Альбер Камю Артур Хейли Артуро Перес-Реверте Вероника Рот Виталий Бианки Джером Сэлинджер Джоан Роулинг Джон Грин Джон Стейнбек Джордж Оруэлл Диана Уинн Джонс Доди Смит Дуглас Адамс Дэйв Эггерс Жюль Верн Итало Кальвино Карл Саган Карлос Руис Сафон Кевин Митник Кори Доктороу Кэндзиро Хайтани Кэт Кларк Кэтрин Стокетт Лоис Лоури Луиза Мэй Олкотт Майя ван Вейдженен Максим Кронгауз Марджери Уильямс Маркус Зусак Николас Дрейсон Нил Гейман Олаф Стэплдон Олдос Хаксли Орсон Кард Оскар Уайльд Павел Санаев Питер Бигл Питер Уоттс Ричард Адамс Ричард Фейнман Роберт Хайнлайн Робертсон Дэвис Робин Слоан Робин Хобб Роджер Желязны Рэй Брэдбери Рэйнбоу Ровелл Рэндалл Манро Станислав Лем Стивен Кинг Стивен Фрай Стивен Хокинг Стивен Чбоски Сью Монк Кид Сэмюэль Беккет Тед Чан Томас Мор Тэд Уильямс Уильям Гибсон Уильям Зинсер Умберто Эко Федор Достоевский Филип Дик Фрэнсис Бернетт Фрэнсис Скотт Фицджеральд Харпер Ли Чак Паланик Чарльз Диккенс Чарльз Ю Шарлотта Бронте Шарлотта Роган Эдвин Эбботт Элвин Брукс Уайт Элеанор Каттон Эмили Бронте Энн Леки Эрин Моргенштерн Эрнест Клайн Янн Мартел