28 мая 2018

Mitch Prinstein, "Popular" || Много лайков — это не та популярность

★★★☆☆
Наверняка вы видели какой-нибудь фильм, сериал или читали книгу про учеников из старшей школы в США. Мне всегда казалось, что это другой мир. Во-первых у них нет деления по классам, они выбирают себе предметы и могут ходить на них с разными ребятами, что дает возможность познакомиться чуть ли не со всей параллелью. Что приводит нас к "во-вторых". Во-вторых, их школьная иерархия удивительно четко выражена. 

В любой американской high school будет спортивная команда, эти парни самые крутые. Этих крутых ребят в американской школе называют «популярными». Они встречаются с такими же крутыми девчонками — обычно это чирлидеры. Те и другие ненавидят всяких ботанов, фриков и новичков, постоянно их унижая. Чаще всего эти отношения проявляются либо в коридорах со шкафчиками, либо на школьной спортивной площадке, либо в столовой, где очень важно, кто за каким столом и с кем сидит.


А что у нас? В 10 и 11 классе я общалась исключительно с одноклассниками, из параллели знала по имени совсем немногих. Наш класс мне иногда напоминал Царско-сельский лицей: у нас было много литературы, мы действительно уделяли много времени учебе, а на переменах иногда выдавали друг другу строчки из классики, просто так. Потом мы шли в столовую,  садились за столик своего класса, ели пирожок с компотом и уходили без особых драм. В самом коллективе были ребята, которые не вписывались в эту пастораль, надеюсь, им не было слишком уж уныло. Были и те, кого американские школьники назвали бы «популярными», но я так не считала.

Я осознаю, что мне просто повезло, я много слыша об ужасных школах и злобных одноклассниках. Их по-разному можно назвать, но уж точно не «популярными». В нашей культуре нет такого понятия «популярный человек» в том же смысле, что и в английском языке. У нас популярность — это известность, причем даже не всегда в положительном ключе. Например, некоторые морщатся, когда слышат «популярную музыку». Но обычно это слово встречается в рекламе: «самый популярный фильм» — его многие сейчас смотрят, «самая популярная зубная паста» — ее многие покупают.

Автор книги "Popular", Митч Принштайн, создал научный труд, чтобы описать понятие американской популярности. Он говорит, что наши отношения с окружающими в песочнице и старшей школе продолжают влиять на нашу сегодняшнюю жизнь, на уровень счастья, дохода и даже здоровья. И в наших силах перестать опираться на негативный опыт, если отнестись к этому осознанно. Все эти данные подкрепляются массой научных исследований и социальных экспериментов (даже удивительно, насколько масштабными могут быть такие проекты).

Основное «открытие» автора в заявлении, что популярность бывает двух типов. Если человек популярен, у него либо высокий статус, либо его все любят. Иногда и то, и другое, но это редкость. К сожалению, наше общество сейчас превозносит не тот тип популярности.

Статусная популярность обычно сопровождается завистью и даже ненавистью со стороны окружающих. Друзья такого человека находятся с ним, чтобы повысить собственный статус, но при этом никаких теплых чувств к нему не испытывают. В долгосрочной перспективе этот тип популярности ведет к одиночеству. Стремление к статусу может выражается, например, в поведении в социальных сетях. Сколько у меня подписчиков? Сколько лайков набрала эта фотка? Какие хэштеги поставить, чтобы мою публикацию увидели больше людей? Все это направлено на повышение статуса, то есть никак не помогает другим. Да и вам не сказать, чтобы очень.

Все обстоит иначе, когда тебя все любят. И не за богатство и славу, а за то, что ты позволяешь другим чувствовать себя важными, нужными и интересными. То есть ведешь себя, как завещал Дейл Карнеги. Чтобы начать менять ситуацию, нужно не так много.

Представьте, например, что по дороге на работу вы встречаете грустного знакомого, общаетесь, и ваше настроение падает. Дальше вы садитесь в автобус, вас толкнули и извинились, вы в ответ говорите: «Надо смотреть, куда прёшь!» Пришли на работу, где даже в небольшой стрессовой ситуации срываетесь на окружающих. И уже вечером думаете: «Да что же это за день такой!» По мнению Принштайна все дело в цепочке реакций: каждый негативный эпизод общения с другими все только усугубляет. Он предлагает поймать этот момент нарастающего негатива и запустить другую цепочку, позитивную: помочь кому-то, сделать комплимент, просто улыбнуться. Как «эффект бабочки», это начнет новую волну, но совсем в другом ключе.


Как вы могли догадаться, автор любит обобщать. Еще он слишком увлекается всеми этими исследованиями, и у меня иногда складывалось чувство, что за статистикой он забывает видеть живых людей. Но все же из книги можно почерпнуть несколько полезных советов. Отдельную главу он выделяет для родителей, чья чрезмерная опека или недостаточное участие могут негативно сказаться на детях многие годы спустя. Принштайн проделал большую работу, и хоть для нашей культуры не все в этой книге актуально, было любопытно с ней познакомиться.

2 комментария:

  1. Любопытно было прочитать отзыв.
    Про школу очень точно, для меня в свое время стало открытием, что термины гик и нерд у американцев несут негативный оттенок. Ботанов у нас тоже не сильно любят, но не настолько, что вещи в унитазе топить или деньги отбирать (как это бывает в американских школах, судя по рассказам и фильмам).
    И в моей школе тоже ничего такого не было, в первой смене учились как раз в чистом виде ботаны разных направлений, а во второй все остальные, и мы не пересекались. Американские фильмы про школьников после такого смотреть дико, конечно.
    У англичан кстати тоже вроде такая же иерархия школьная? Спортсмены и грудастые блондинки это топ) а очкарики и зубрилы в аутсайдерах.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ольга, что-то пошло не так, и мне перестали приходить уведомления о комментариях(

      А про школу... Если еще раз вспомнить исключительно замкнутый коллектив своего класса, то у нас популярными в американском смысле были как раз отличники или почти-отличники, а плохие оценки получать было вообще не круто. Или это только в моем кругу общения?
      В прошлом году смотрела ютуб-канал школьницы из Англии, она когда-то вдохновилась образом Гермионы и начала активно учиться) Ее, пожалуй, можно причислить к ботанам. Приятная девочка, тоже упоминала не раз, что она или ее друзья сталкивались с буллингом в школе.

      Удалить

Писатели

Алекс Гарленд Алекс Экслер Альбер Камю Артур Хейли Артуро Перес-Реверте Бен Коллинс Вероника Рот Виталий Бианки Вэнделин Ван Драанен Джером Сэлинджер Джоан Роулинг Джон Грин Джон Стейнбек Джордж Оруэлл Диана Уинн Джонс Доди Смит Дуглас Адамс Дэйв Эггерс Жюль Верн Итало Кальвино Карл Саган Карлос Руис Сафон Кевин Митник Кори Доктороу Курт Воннегут Кэндзиро Хайтани Кэт Кларк Кэтрин Стокетт Лоис Лоури Луиза Мэй Олкотт Лю Цысинь Мадлен Л’Энгл Майя ван Вейдженен Максим Кронгауз Марджери Уильямс Мари Кондо Маркус Зусак Митч Принштайн Николас Дрейсон Нил Гейман Олаф Стэплдон Олдос Хаксли Орсон Кард Оскар Уайльд Павел Санаев Питер Бигл Питер Уоттс Ричард Адамс Ричард Фейнман Роберт Льюис Стивенсон Роберт Уилсон Роберт Хайнлайн Робертсон Дэвис Робин Слоан Робин Хобб Роджер Желязны Рэй Брэдбери Рэйнбоу Ровелл Рэндалл Манро Станислав Лем Стивен Кинг Стивен Фрай Стивен Хокинг Стивен Чбоски Сью Монк Кид Сэмюэль Беккет Тед Чан Томас Мор Тэд Уильямс Уильям Гибсон Уильям Зинсер Умберто Эко Федор Достоевский Филип Дик Фрэнсис Бернетт Фрэнсис Скотт Фицджеральд Харпер Ли Чак Вендиг Чак Паланик Чарльз Диккенс Чарльз Ю Шарлотта Бронте Шарлотта Роган Шон Дэнкер Эдвин Эбботт Элвин Брукс Уайт Элеанор Каттон Эмили Бронте Энн Леки Эрин Моргенштерн Эрнест Клайн Янн Мартел